Нужно ли платить за мусор?

Сегодня мы с вами будем копаться в мусоре. Знаете, доходит до смешного. Оказывается, многие думают, что мусор сам на своих ногах уходит умирать куда-то на край Земли. Некоторые сомневаются и спрашивают у Гугла: так всё-таки нужно ли платить за мусор?

Я как-то рассказывала, что в прошлом месяце мы снимали фильм о мусороперерабатывающем заводе. Это кино уже посмотрела Валентина Матвиенко и прочие нужные в хозяйстве персоны.

Ну, а пока фильм выполняет свои задачи и его транслируют в главных кабинетах страны, я поделюсь впечатлениями о съёмках и расскажу о том, зачем нам всем сегодня нужна переработка мусора.

Кого выкидывают на помойку?

Начинается ливень. Мы с оператором Александром Головиным выезжаем на первое интервью с директором Орловского мусороперерабатывающего завода.

Окна в авто запотели. Как-то совсем темно, пасмурно. Даже фото получаются унылые, серые и зернистые.

Но мы радуемся, что предстоит интересное знакомство. Тем более, что наслышаны о полезных и важных разработках Юрия Парахина, директора завода, кандидата технических наук, члена-корреспондента МАНЭБ.

Коллекция миниатюрной спецтехники в кабинете сразу расположила нас к обладателю автопарка.

Юрий Алексеевич увлечённо рассказывает про завод, про уникальные технологии. Про то, что жители города могут облегчить задачи переработчиков, если не будут хотя бы завязывать пакет с мусором.

А ещё мы узнали, что пустые пластиковые бутылки лучше утилизировать открытыми, то есть, тару и крышку нужно выбрасывать порознь.

Юрий Алексеевич говорит, что приходится иногда разгребать «разное». Я, конечно же, цепляюсь к слову, прошу уточнить, что он имеет в виду?

Он неохотно вспоминает, как однажды сотрудники в мусоре нашли тело младенца. Добавляет, что проводилось расследование и что «это уму непостижимо — выкинуть своего ребёнка на помойку.»

А мне приходит в голову мысль о том, что же творится там, на мусорных полигонах? Ведь они утрамбовываются десятилетиями…

Вся правда об орловских огурцах

В конференц-зале мы заметили макет завода. Вот так он должен выглядеть в идеале. Что-то не достроили пока, но, к слову, заводу только чуть больше года.

Зато теплицы уже работают. В прошлом году собрали первый урожай огурцов, выращенных за счёт собственного тепла на почво-грутовых смесях из вторсырья.

Правда, сначала, когда завод только запустили, по словам Юрия Алексеевича, мусора катастрофически не хватало.

Но указания сверху двигают даже горы. Горы мусора.

В своём послании Федеральному Собранию В. Путин отметил, что ежегодно в стране накапливается около 70 миллионов тонн мусора, а это значит пришла пора строить мусороперерабатывающие заводы.

И до 2024 года их должно быть не менее 200 по стране.

Так и сказал, да.

А ещё нужно закрывать полигоны, рекультивировать их и превращать в цветущие сады и детские площадки. Как в Германии, например, где фильтрат и ядовитые газы выводят с помощью целой системы коммуникаций. Но это, конечно, уже высший пилотаж.

Мусорный ветер

Вот взять полигон в той же Орловской области в районе Телецентра. Жительница деревни Башковка утверждает, что она и её соседи живут в аду.

Территория, обозначенная красным контуром, — это мусорный полигон.

— Тут как на пороховой бочке. Уже и жить тут нельзя. Сами понимаете, какие тут залежи, какая тут вредность. Все больные. Онкология. Медикаменты жгут. Вонь такая — вообще невозможно.

— А представляете, что сейчас весной будет? Растает снег, тут такая вонь, жижа! Всё это плывёт. Мы уже просто руки опустили. Мы не знаем, куда обращаться. И бесполезно. Куда мы только не обращались. И всё это снимали, и в прокуратуру отсылали… И никто нам не может помочь. И мы живём здесь как в аду. Если б они пожили бы на нашем месте, они бы тут по-другому совсем заговорили. У нас и документы есть, что плохая вода. Тут и земля у нас плохая. И что? Никому ничего. Так, прошло и толку нету. А весной сейчас всё начнёт разлагаться, течь, гнить. К нам приезжают и бегут отсюда: как хоть вы здесь живёте?

Жечь нельзя сортировать

У нас в стране сложилась неоднозначная ситуация. С одной стороны, необходима ликвидация незаконных свалок и рекультивация старых полигонов.

С другой, экологи выступают резко против создания мусоросжигательных заводов. Ведь при сжигании мусора в атмосферу попадают  ядовитые, токсичные вещества.

Есть ещё и третья сторона, о которой не принято говорить: российские реалии и раздельный сбор мусора. Сегодня у наших сограждан, к сожалению, отсутствует культурно-экологическое мышление.

Они выбрасывают всё вместе: и батарейки, и лампы, и ртуть, и электролиты, и клей, и медицинские препараты. Надо ли говорить, в какую ядовитую, «ядерную» смесь это превращается?

А на кухне в обычной хрущёвке на 4-х квадратных метрах  едва ли можно поместить три ведра для сортировки отходов. Для Орла это нонсенс.

Впрочем, в Курске во дворах обычных панельных девятиэтажек друг с другом спокойно соседствуют контейнеры для раздельного сбора мусора.

Другой вопрос, все ли граждане по-честному сортируют мусор перед тем, как его выбросить? Многих, думаю, больше волнуют личные проблемы, чем какая-то там экология страны.

Что же делать, спросите вы?

Выращивать огурцы. И строить мусороперерабатывающие заводы, которые не требуют предварительной сортировки отходов.

Уникальные технологии местных рационализаторов

Технические и конструкторские решения Орловского мусороперерабатывающего завода без преувеличения можно назвать новой вехой в индустрии переработки отходов.

Это собственная уникальная технология, не имеющая аналогов в мире.

Все секреты раскрывать не буду, но чего стоит один только робот, распознающий тип отходов?

Ещё плюс — это полностью российские разработки, для которых не требуются поставки из-за рубежа. Оборудование, конструкторская и проектная документация изготовлены в Орле.

Стоит отметить и удивительную производительность. По словам Юрия Алексеевича, показатели лучшие по стране.

Цифры в деле

1.Обычный завод по обработке отходов из 100 тонн мусора может отобрать только 3-5 тонн вторсырья не очень хорошего качества.

Его потом будет тяжело продать. Не всякий перерабатывающий завод второй ступени захочет это купить. Источник существования у них опирается на тариф.

Орловский завод пошёл по другому пути – здесь отбирают по максимуму полезные фракции и потом продают по хорошей цене.

2. У обычного завода по обработке отходов до 93% мусора после сортировки всё равно уходят на полигон. Вот тебе и мусоропераработка, угу. Одно только название.

Проектные и технологические решения Орловского завода позволяют вообще уйти от полигонного захоронения, так называемых
«хвостов».

Как им это удаётся? Дело в том, что все отходы перерабатываются в готовые продукты.

3. В год завод способен переработать до 200 тысяч тонн мусора. Для сравнения один только печально известный Орловский полигон ТБО – а сегодня это незаконная свалка высотой в 30 метров – принимал ежегодно 140 тысяч тонн отходов.

А в регионе таких полигонов несколько. Плюс, несанкционированные свалки.

Полезные отходы

Макулатура, бумага, плёнка, полимерные изделия, чёрный и цветной металл, стеклобой, инертные материалы, древесные и пищевые отходы – всё это на конвейерах превращается в ценный ресурс.

Сначала сырьё попадает в барабан-грохот. Там в щадящем режиме, чтобы не повредить стекло, раскрываются пакеты. Результат — до 96% раскрытых пакетов.

Затем мусор делится по крупности. Мелкие фракции идут на почво-грунтовые смеси и технический компост.

Твёрдые коммунальные отходы проходят обработку: процесс обеззараживания ультрафиолетовыми лампами, а потом сепарация – мелкие частицы уходят в сторону.

Следующий этап – уже на конвейере идёт обработка озоном для того, чтобы уничтожить микоплазму бактерий и вирусы.

После этого происходит сортировка на 24 вида вторсырья. Одной макулатуры только 3 вида.

Юрий Парахин, директор мусороперерабатывающего завода:

— Чтобы сделать тонну бумаги из древесины, нужно 5 тонн древесины. Спилить, вывезти, обработать, убрать кору, ветки, превратить в стружку, несколько суток подвергать термической обработке при температуре в 100
°C. Это затраты теплоэнергии, электроэнергии, транспортные расходы, расход воды.

Как сделать бумагу из макулатуры? Погрузить в ёмкость с водой, через 4 дня она превращается в мезгу, затем проходит через сито. Потом в неё добавляют определённые компоненты и получают бумагу. Себестоимость такого картона до 8 раз меньше первичного сырья.

Или полимеры. Рассортировали, передробили: те же физико-химические свойства, те же эксплуатационные характеристики, и стоимость в несколько раз дешевле.

Здесь отбирается практически всё: камни, кирпичи, санфаянс, стекло, металл, пищевые отходы для получения гранул для кормления рыбы и домашней птицы.

Вот такой робот-сортировщик тестируется разработчиками сегодня. Он распознаёт отходы по химическому составу, цвету и объёму.

После этого передаёт информацию на автоматические манипуляторы, которые настроены на определённый тип вторичного сырья.

А то, что не поддаётся одной и двухступенчатой системам переработки, обезвреживают и уничтожают методом высокотемпературной термической деструкции.

Так используется rdf-топливо.
Кстати, это отличный вариант альтернативного топлива, которое покупают цементные заводы.

А что скажут экологи?

При этом ни газ, ни бензин, ни солярка не используются, а расходуют орловские рационализаторы только 8 киловатт электроэнергии в час, чтобы работали насосы и автоматика.

Завод «ЭКОСИТИ» ставит перед собой амбициозную и вполне посильную задачу — рекультивировать свалку и перейти на бесполигонное обращение с отходами в Орловской области.

В конце съёмок, уже не для камеры, Юрий Алексеевич озвучил свою мечту: чтобы быстрее наступили такие времена, когда люди на его производстве смогут трудиться в белоснежных одеждах. Он добавил, что работает над этим.

Я же совершенно не понимаю, зачем нужно тратиться на установку контейнеров для раздельного сбора мусора (какой-то дедовский способ), если можно успешно внедрять вышеописанные новые технологии.