Нарушители

Чихуахуа Мотя всю жизнь гадил в кошачий лоток. Дома.

Мотина жизнь резко изменилась, когда кожаные мешки без хвостов стали надевать на прогулку намордники. Себе.

С тех пор Мотя бывал на улице раз по восемь-десять в день, где компаньоны по променаду вынуждали его справлять нужду.

Сначала все домочадцы, потом габаритная соседка Валентина Викторовна из 248 квартиры, затем джинсовый Антон из 237, ну и, наконец, многодетная Катя из 145, которая выгуливала по очереди всех своих отпрысков.
Вместе с Мотей, разумеется.

К концу рабочего дня Мотель, как его звал предприимчивый старший сын хозяйки Володя, валился с лап.

Похрапывая фальцетом, он видел во сне как габаритная Валентина Викторовна в белом наморднике медленно падала на газон, запутавшись в поводке, и что-то там лаяла на своём человечьем языке… В этот момент он испытывал настоящее собачье счастье, тихо поскуливая, облизывался и дёргал задней лапкой…

Володя за аренду собаки брал гречку.
— Понимаешь, Энтони, гречка — это самая стабильная валюта сегодня, – объяснял он задрапированному в джинсу соседу-ровеснику.

Тот многозначительно надувал пузырь из жвачки и тут же его проглатывал с характерным щелчком.

Иногда жвачка цеплялась за жизнь, точнее, за редкие усишки Антона.

Володя утрамбовывал гречку в большую коричнувую коробку из гофрокартона.

Там лежала уже целая географическая карта РФ: гречка из Краснодарского края, гречка из Орловской области, гречка из Владимирской области, гречка из Смоленской области.

— Ого, Энтони, гречка из Башкирии? Ты мне подогнал редкий коллекционный экземпляр! Откуда это у тебя?

— Да батя тут недавно мотался на свою врачебную конференцию, привёз, – щёлкая жвачкой сказал Антон.– Слушай, а ты совсем этого коронавируса не боишься? Гречку у всех берёшь…Без перчаток…

— А ты? – обиделся Володя. – Приходишь ко мне без маски, бактериями и вирусами тут у меня пузыришь, мопса моего тискаешь.

— Чихуахуа, – язвительно поправил Антон.

— Нихуахуа скоро тебе не будет, Энтони! С партнёрами по бизнесу в наше непростое время нужно уметь выстраивать взаимовыгодные отношения. На улицу хочешь? Неси давай упаковку туалетной бумаги, имбирь и три лимона.

— В смысле?.. Гречка же была… самой стабильной валютой, – от возмущения Антон чуть не подавился.

— Гречка была. Но, видишь, как нестабильно на мировом рынке сегодня! Пока наши патрнёры чота не по теме бухтели, гречка обвалилась. Иди давай за имбирём и, кстати, пару медицинских масок прихвати из запасов бати.

Наташа закатила глаза в пятый раз за час. Друзья снова прислали мем «Наташа, мы всё уронили».


— Блин, уроните себе уже что-нибудь тяжёлое на голову.


Она встала из-за стола, опустила крышку ноутбука и сделала наклоны влево и вправо.
За окном послышалось тявканье.
— Опять выгуливают? Уже в какой раз? Бедный Тузик, один на весь дом.

Наташа подошла к окну.

Валентина Викторовна из 248 квартиры лежала на газоне, запутавшись в поводке.
— Угар, – вяло хихикнула Наташа и задёрнула тюль.

Она открыла ноутбук и снова села за стол. В документе мигал курсор.

— Так, Вера Степановна из 184 квартиры, кажется, ещё. И Борис Сергеевич из 26. Обоим где-то за 80 лет. Вызывать доставку продуктов точно не будут, не сумеют. В магазин тоже не пойдут — законопослушные.

Вдруг в дверь позвонили.
Наташа открыла.
На пороге стоял ящик из гофрокартона и лежала записка:
«Бесконтактная доставка. Гуманитарная помощь».