Интервью с неожиданным концом

Несколько лет назад наша съёмочная группа, как это обычно бывает, приехала в гости к «интересному человеку».

Мне его кто-то посоветовал. Мол, коллекционер, собирает крестики, иконы, в общем, всякую старину.

Езжай, говорят, хороший «бантик» получится (милый, добрый сюжет в конце выпуска новостей, шоб у зрителей обратно встали вывалившиеся из орбит глаза, и тихо скользнула слеза умиления).

Мы приехали в небольшой, но очень ухоженный дом с воротами. Дворик с гномиками на грядках, теплицами и узенькими дорожками. Уютно. Симпатично.

Приветливая, хлопотливая жена, накрытый стол, чай, пироги с вишней. Очаровательный, увлечённый хозяин, каморка на чердаке, где собраны все его «сокровища».

Записали интервью: почему начал увлекаться, какая находка оказалась первой, где ищет и т.д..

Пока оператор делал подсъёмки, я вдруг опомнилась и спрашиваю коллекционера:

— А вы, собственно, кем работаете? Кто вы по профессии?

Чувствую, человек напрягся. Прям сильно. Замялся, покраснел и молчит.

Думаю, ну ок, можт, безработный нынче. Неловко ему.

Говорю:

— Ну, может, сферу обозначите хотя бы, если не хотите говорить? Мне ж надо как-то ваш портрет дополнить деталями.

— Ох, у меня такая работа… знаете, не каждый её понимает…А сфера медицинская…

Меня это только раззадорило.

Говорю: 
— Ну, давайте, не для камеры. Я буду знать, а сферу медицинской укажем.

Мой герой снова помялся немного, но в конце концов заговорил:

— Понимаете, я делаю лица усопшим.

Я от неожиданности тогда брякнула сочную начинку из пирожка прямо на белоснежную кружевную скатёрку.

— … Как это?

— Ну, вот, когда там полный фарш, понимаете…, — и мой визави очень многозначительно посмотрел на вишнёвое месиво на столе.

Я тоже посмотрела на то, что сделала и как это срикошетило на блузку. Он передал мне салфетку. Я стала очищать одежду.

— Серёж, стенд-ап не пишем, — обратилась я к оператору, — я вся в пирожках.

— Понимаете, у меня жена этим занималась всегда. Это её работа. А тут она как-то руку сломала. Ну, я её и подменил.
А потом втянулся. Знаете, художником мечтал стать в юности, — как-то виновато взглянул на меня коллекционер и протянул мне цветок из салфетки…

К чему это я? Вчера в комментариях прозвучал такой вопрос: а в паталогоанатомы тоже по призванию, душевному устремлению идут?